CТИРАЯ ГРАНИЦЫ

DSC09500 5

Текст, фото: Андрей Горбатов

Толпа людей на гребне дюны ахнула: высоко в вечернем небе кречет, перевернувшись через крыло, упал вниз и в резкой вертикальной атаке все-таки схватил радиоуправляемую дрофу, которая до этого, словно заправский истребитель, раз за разом уходила от сокола, мастерски выполняя фигуры высшего пилотажа, недоступные живой птице… Держа «хубару» лапой за голову, кречет пронесся над людьми и спланировал за дюну, куда сразу же побежал его владелец…

DSC09126 13

DSC00704 7

DSC00709 9

DSC00708 8

DSC00624 14

DSC09496 12

Последняя частичка закатного солнца еще тлела над потемневшими песками пустыни. Дюны остывали, становились серыми, погружаясь в надвигающуюся с востока темноту. Становилось зябко. На сегодня «охоты» были закончены. Внизу, в лагере сокольников, загорались костры, доносилось красивое незнакомое пение. Первый из четырех дней, отведенных на «пустынную часть» фестиваля, подходил к концу. В нашей палатке никого не оказалось. Это и понятно: какой тут сон, когда сюда, на фестиваль, съехалось более 800 человек из 76 стран, среди которых множество хороших друзей, не видевшихся уже много лет, а теперь и вовсе оказавшихся по разные стороны границ и идеологий. Впрочем, все это делало встречи лишь более радостными и желанными, и люди засиживались допоздна.

DSC00747 15

DSC09173 16

DSC09576 18

DSC09574 19

Фестиваль, проводимый под патронажем президента Объединенных Арабских Эмиратов Его Величества шейха Халифы Бен Заида Аль-Нахаяна, поражал своим масштабом. Мероприятие состояло из двух частей. Сразу из аэропорта участников везли в лагерь сокольников (Desert Camp), расположенный в пятидесяти километрах от Абу-Даби на окраине пустыни Руб-эль-Хали. Спустя четыре дня действие перемещалось в город, на территорию международного спортивного комплекса Аль Форсан, а членов делегаций размещали в отелях Абу-Даби. (Говоря о масштабах фестиваля, хотелось бы уточнить, что из 800 человек, приехавших на праздник, 500 было спонсируемых, то есть им оплачивалось всё.)

DSC09259  19

Первая, «пустынная» часть фестиваля была посвящена общению сокольников друг с другом, охотам и экскурсиям. Ежедневно проходила конференция, посвященная соколиной охоте и хищным птицам. Специально для фестиваля в пустыне был возведен большой палаточный лагерь, в центре которого находился огромный «шатер» для конференций, еще большая по размеру столовая, тенты для птиц; тенты для проведения традиционных мероприятий, чаепития и вечерних посиделок, открытые в сторону пустыни. Вокруг этой центральной зоны располагались ряды больших армейских палаток, рассчитанных на 8–10 человек. Все зоны были связаны друг с другом ковровыми дорожками, которые, как, собственно, и вся территория лагеря, очищались и подметались обслуживающим персоналом, кажется, непрерывно. Вообще, несмотря на то, что лагерь располагался в пустыне и каждая капля воды, по словам организаторов, доставлялась туда на машинах, в лагере было комфортно: великолепное трехразовое питание, рассчитанное на любой вкус, большое количество туалетных комнат с душевыми кабинами и теплой водой. Разнообразные мероприятия начиналась ранним утром и заканчивалась уже в полной темноте. Прямо у лагеря почти все время проводились «охоты» соколов на радиоуправляемых «хубар» и напуски птиц на вабила, привязанные к электрическим самолетам.

DSC00518 21IMG_6304 36

DSC09359 32

DSC09197 20

DSC09369 25

DSC09262 22

DSC09505 36

DSC09550 33

DSC09558 34

DSC09561 35

Механические «хубары» вызывали огромный интерес у сокольников, потому что эти электрические радиоуправляемые самолеты в виде птиц не только представляют собой великолепный инструмент для тренировки соколов, но и открывают совершенно новые возможности для «охот» в тех условиях, когда настоящие охоты по каким-то причинами нежелательны (например, для соколиных шоу, образовательных программ с детьми и т.д.). Удивляла проработанность моделей именно для соколиной охоты: спрятанный внутри «тела», а потому безопасный для ловчих птиц воздушный винт, соответствие размеров и облика модели живой дрофе – хубаре, эластичная, нетравматичная, ремонтопригодная поверхность – модели сделаны из полипропилена низкой плотности. Пенопластовые крылья – быстросъемные. Во время полета «хубары» могли махать крыльями, как живые птицы. (Изменение направления полета осуществляется за счет хвоста модели.) Во время одной из атак сокол буквально снес у «хубары» часть крыла, но замена поврежденной детали была произведена менее чем за минуту, и «охоты» продолжились. Эти модели, называемые производителями «робара», предназначены для соколов весом от 700 до 1500 граммов. Они будут запущены в серийное производство в текущем году.

DSC00674 57

DSC09234 53

DSC09142 53

DSC00694 60

DSC00618 59

DSC00710 52

DSC09413 55

DSC09231 54

Кроме этих охот в лагере проводились демонстрационные полеты ловчих птиц, можно было покататься на лошадях, арабские женщины в национальных костюмах готовили традиционные угощения, которые тут же раздавали всем желающим. Постоянно работало местное телевидение, выкладывающее видеоролики в Интернет в режиме реального времени. Но, пожалуй, самым важным мероприятием была конференция, на которой практически непрерывно проходили научные доклады ученых и сокольников из разных стран.

DSC00542 23

DSC00186 27

DSC09167 23

DSC00191 26

DSC09454 63

DSC09329 24

DSC00513 31

DSC09306 30

DSC09288 64

DSC09379 29

Ежедневно для всех желающих проводились утренние и вечерние верховые охоты на живых хубар. Для этого гостей фестиваля отвозили на автобусах к месту охоты, где их ожидали арабские сокольники и погонщики с верблюдами. Все рассаживались по верблюдам, и несколько караванов разъезжались по пустыне. Конечно, это была не настоящая охота в полном смысле этого слова. Хубар заранее выпускали в те места, куда подходил караван с туристами (а временами их попросту выпускали из сумок). Летали и сопротивлялись они совсем не так, как делают дикие птицы. Но тем не менее все это было интересно: и езда на верблюдах по пескам, и пустыня, и полет птиц, да и сама организация процесса. Понятно, что для сотен гостей проводить настоящие охоты попросту невозможно. Тем не менее несколько раз сокольники все-таки поднимали диких хубар и пустынных зайцев, и тогда начиналась настоящая охота. Кроме верховых охот с соколами можно было поучаствовать и в пеших охотах – с ястребом Харриса на пустынного зайца, проходивших в искусственных посадках. Проводились экскурсии в знаменитый соколиный госпиталь, в Большую мечеть и другие интересные места Абу-Даби.

DSC09839 65

DSC09606 66

DSC09654 90

DSC09628 89

DSC09686 68

DSC09779р 69

DSC09859 75IMG_6476 81

DSC09957 77

DSC09913 73

DSC09917 74

DSC09911 75

DSC09967 96

DSC09938 71

DSC09908 72

DSC09940 95

DSC00554 88

DSC00181 86

DSC00102 83

DSC00084 85

DSC09769 70

DSC09852 67

DSC09669 92

DSC09986 80

DSC09734 93

DSC00060 94

DSC00090 82

DSC09991 76

В один из дней в лагере неожиданно поднялась суета: оказалось, что к нам едет (точнее, летит) сам шейх Хамдан Бин Зайед Аль Нахьян (Hamdan Bin Zayed Al Nahyan), правитель западной части эмирата Абу-Даби (на территории которого и находился лагерь сокольников), четвертый сын знаменитого шейха Заида, председатель Эмиратовского Клуба Сокольников (Emirates Falconers’ Club).

DSC00216 1

Здесь нельзя не сказать и о самом шейхе Заиде (Sheikh Zayed Bin Sultan Al Nahayan), основателе ОАЭ, умершем в 2004 году. Этот великий и справедливый человек не просто создал Эмираты, но сделал свою страну одной из богатейших в регионе. Благодаря его политике сегодня в ОАЭ богаты все местные жители, хотя еще полвека назад подавляющее большинство людей здесь были нищими кочевниками. Удивительно, но, несмотря на устоявшееся мнение, что богатство Эмиратов зависит исключительно от нефти, сегодня доля нефтегазовой отрасли в ВВП страны – менее 30 процентов, поэтому колебания цен на нефть не сказываются на благосостоянии жителей. А еще шейх Заид беззаветно любил соколиную охоту, сделал очень многое для ее сохранения и развития. И значение ее в ОАЭ очень велико. Изображения сокола можно увидеть не только на гербе страны, но и практически на всех денежных купюрах, а в Абу-Даби работает знаменитый госпиталь, пациентами которого являются ловчие птицы.

Сын знаменитого Заида – шейх Хамдан – приземлился на вертолете в пустыне за лагерем и вместе со свитой подкатил по барханам на караване роскошных Range Rоver и Nissan Patrol, заняв почетное место у «главной сцены».

DSC00255 2

DSC00291 3

DSC00353 8

На коврах перед ним арабы в белых одеяниях с ружьями и бубнами в руках непрерывно пели и танцевали, а девушки, прижимая руку к сердцу, в такт пению синхронно размахивали головами, отчего их длинные волосы струились по воздуху. Большая часть гостей переоделась в национальные сокольничьи костюмы, и их пестрая толпа вместе с танцующими арабами представляла собой живописное зрелище. В это же время в небе белый кречет после долгой погони и захватывающих ставок поймал радиоуправляемую «хубару», и спланировал с добычей из небес не куда-нибудь в пески, а прямо на ковры перед шейхом.

DSC00384 11

DSC00289 4

DSC00710 52

DSC00297 51

DSC00298 50

DSC00309 12

Удивляло, что столь высокопоставленную особу можно было свободно снимать, никто не отнимал фотоаппараты и не прогонял на безопасное расстояние. Поприсутствовав какое-то время, высокие гости расселись по джипам, которые, взревев и вздымая колесами волны песка, покинули лагерь. А праздник продолжался до вечера.

DSC00326 10

DSC00329 9

Когда смеркалось и поднималась огромная красная луна, я уходил в пустыню. За спиной оставались огни и костры. С каждым шагом музыка и песни становились тише, а после того, как перевалишь через гребень первой высокой дюны, звуки исчезали совсем. Луна поднималась выше, становилась ярче, заливая светом пески, раскинувшиеся до горизонта. Поднявшись на дюну, присаживаешься передохнуть, послушать тишину, погладить песок, холодными струйками текущий между пальцев, и рука погружается в него, чувствуя дневное тепло, оставшееся в глубине. Вокруг залитые голубым сиянием песчаные холмы и темные глубины между ними. От тишины в ушах тихонечко звенит. Ночная пустыня. Странный призрачный сон.

DSC09443 11

DSC00737 1

DSC00720 12

DSC00732 2

DSC09199 17

DSC09213 111

Спустя день после визита шейха фестиваль переместился из пустыни в город Абу-Даби на территорию международного спортивного комплекса Аль Форсан, где для всех делегаций были возведены тенты-шатры и располагалась большая спортивная арена, на которой ежедневно проходил костюмированный парад участников и разнообразные показательные выступления. Членов делегаций разместили в отелях города и ежедневно привозили на стадион в автобусах. Здесь каждая делегация представляла свою страну, демонстрируя в национальных тентах фотографии, книги, амуницию, атрибутику – в общем, все, что связано с соколиной охотой. И можно сказать, что наш, российский тент вызывал определенный интерес, потому что был украшен не фотографиями, а большими яркими репродукциями работ Вадима Горбатова, посвященными соколиной охоте. Временами около картин собиралось довольно много посетителей. Очень колоритно выглядели члены российской делегации в ярких национальных сокольничьих костюмах. От желающих сфотографироваться с нашими богатырями буквально не было отбоя.

IMG_6569

DSC01214 9

DSC01303  1

DSC00803 4с

Удивляло, что, наверное, в большинстве книг по соколиной охоте, предлагаемых на фестивале делегациями разных стран, можно было увидеть картины Вадима Горбатова. Огорчало, что чаще всего они были опубликованы даже без указания автора! Работы художника можно было увидеть и на эмблемах клубов, визитках, футболках, жилетках, календарях, значках и т.д. И не знаешь, радоваться такой популярности или огорчаться. Такое ощущение, что творчество художника давно стало «народным». А когда «все вокруг народное – то все вокруг мое». Бери и пользуйся. При этом удивительно, что хозяева фестиваля – арабы практически не проявляли никакого интереса к картинам художника. А вот сокольники из других регионов зачастую подолгу, внимательно рассматривали репродукции, изучали детали картин, задавали множество вопросов.

DSC00781 1

DSC00794 6с

DSC01787 5с

На фестивале было очень много детей. Школьников привозили в автобусах и устраивали для них различные мероприятия, самым захватывающим из которых было постараться проставить в специальный паспорт печати всех национальных делегаций, после чего можно было получить специальный приз.

DSC01443 1

DSC01467 3

DSC01380 4

DSC01487 2

DSC01424 5

DSC01771 8DSC01447 6

В один из вечеров для гостей фестиваля был дан арабский ужин и концерт живой музыки. Все это проходило под открытым небом и, на мой взгляд, было великолепно. Черное небо, нежный ветерок, шепот пальм, сияние лазерных лучей, трепетание свечей, арабское пение и, конечно, вкусная еда. «Сэр, почему вы уходите так рано? Вот вам сувенир на память» – можно было услышать, покидая «амфитеатр», в котором проходил ужин.

DSC01685 2

DSC01715 4

DSC01698 3

DSC01706 5

DSC01732 7

Кульминацией фестиваля стал ежедневный костюмированный парад всех национальных делегаций, проходящий на главной спортивной арене перед лицом важных особ. В один из дней фестиваль своим присутствием вновь почтил Его Величество Хамдан Бин Зайед Аль Нахьян. Ну, а сам парад удивлял масштабом, удивлял тем, что в мире так много стран, в которых существует соколиная охота. Лично мне больше всего запомнились своими нарядами монголы и японцы. И конечно же, наша делегация выглядела впечатляюще. Удивила делегация из Новой Зеландии, причем не столько нарядами, сколько странными дьявольскими танцами с удивительными прыжками, страшными гримасами на лицах и высовыванием языков. Такое ощущение, что танцоры действительно находились в трансе.

DSC01649 61

DSC01022 1

DSC01555 4DSC00970 6

DSC01220 2

DSC01571 5DSC00942

DSC01514 10DSC01080 9

DSC01623 11

DSC01546 13

DSC01180

DSC01068 8

DSC01569 14

DSC00891 1р

DSC01005 7

IMG_6584 111

Подводя итог этому важнейшему для соколиной охоты мероприятию, объединившему людей самых разных стран, хотелось бы поблагодарить его организаторов: Агентство по туризму и культуре эмирата и города Абу-Даби, Международное консультационное агентство в области животного мира (International Wildlife Consultants UK Ltd), его основателя и директора доктора Ника Фокса, лично участвующего в большинстве мероприятий, автора идеи проведения таких фестивалей – Евгения Шергалина, на чьи плечи легла основная часть организационной работы, и, конечно, главного координатора фестиваля на месте госпожу Джоу Оливер! Выступления на главной арене фестиваля стали возможны благодаря группе из 15 добровольцев-сокольников из пяти стран, приехавших заранее, за две с половиной недели, в пустыню для тренировок ловчих птиц (взятых из зоопарка города Аль Айн и привезенных из Великобритании.

В наше время, когда человек все больше отрывается от природы, уходит от охоты, фестиваль не только демонстрирует, что соколиная охота жива, но и способствует дальнейшему развитию этого удивительного искусства – единственной охоты, объединяющей человека и вольную хищную птицу!

Вот что рассказал о фестивале самый авторитетный член российской делегации Александр Григорьевич Сорокин, заведующий отделом биоразнообразия Всероссийского института охраны природы, руководитель научного органа СИТЕС в России:

DSC00611  1

– Третий международный фестиваль соколиной охоты стал для меня приятным сюрпризом. Прежде всего потому, что в нем приняло участие очень много стран. Удивительно, как широко распространена соколиная охота в современном мире! В частности, было представлено большинство стран Южной Америки. Я представлял, конечно, что соколиная охота существует в крупных странах, где много белых переселенцев, но, оказывается, она есть и в малых! С венесуэльцами мы разговаривали о гарпии (эта птица была на баннерах фестиваля, и, конечно, хотелось бы увидеть ее на охоте). Они объяснили, что гарпия у них охраняется, есть проекты по разведению и выпуску, но никто с ней не охотится. Я беседовал с представителями многих делегаций, но пообщаться со всеми времени, конечно, не хватило.

Очень рад был увидеть своих старых товарищей! И прежде всего – из бывших наших советских республик. И кого я только не встретил: киргизов, узбеков, туркменов, среди которых был сын известного сокольника Черкеза Ага – человека, которого мы навещали еще в советские годы в Центральных Каракумах. Его снимали в кино, а я писал о нем в книге и журналах… И вот теперь здесь, на фестивале, я встретил его сына, который многое мне рассказал. Туркмены приехали с традиционным музыкальным инструментом, часто звучала их музыка. И, честно говоря, мне стало обидно, что не пригласили нашего знаменитого беркутчи и баяниста – Юру Носкова. Как бы он мог вечерами играть на баяне у костра! Все бы лежали!Очень рад был увидеть Абылхака Турдыбаева, члена казахской делегации. Как сокольник он, конечно, обладает очень большим авторитетом и цену себе знает. Словаки, чехи помнят меня по 84-му году, когда мы там были. Была замечательная грузинская делегация во главе с доктором Абуладзе. Мы не виделись с ним, наверное, лет десять, не меньше. И я очень рад был встретиться с Сашей! А батоно Анзори – вот настоящий душевный грузинский «аксакал»! В общем, атмосфера на фестивале была очень непринужденная и добрая!

DSC09190 2

DSC00344 7

Поражал масштаб мероприятия, его многоплановость! Были и охоты, и экскурсии, и научная конференция с актуальными докладами. Конференция проходила все дни, пока мы жили в полевом лагере. На ней делались доклады – как чисто сокольничьи, так и научные. Причем научных, связанных с хищными птицами, было большинство. В частности, выступали представители СИТЕС и Боннской конвенции, рассказавшие о плане действий по сохранению балобана… И этот план, вообще говоря, вызывает критику с нашей стороны. Они предлагают изменить статус балобана в конвенции СИТЕС – сделать его более строгим и перевести из второго приложения в первое. Мы широко обсуждали этот вопрос с коллегами и разводчиками соколов и считаем, что это ни в коем случае не скажется положительно на состоянии диких популяций балобана, но очень сильно затруднит жизнь питомникам, разводящим этих соколов и продающим их арабам. А ведь такие продажи легитимных птиц сбивают спрос на диких, отловленных в природе незаконно! Это эффективный экономический инструмент борьбы с браконьерством и контрабандой. И если балобана все-таки переведут в первое приложение, это будет означать, что питомники, желающие ими торговать, должны будут зарегистрироваться в секретариате СИТЕС. А эта процедура настолько сложна и долговременна, что, боюсь, ни один из наших питомников в течение нескольких лет не сможет ее пройти. На несколько лет они будут выбиты из коммерции, что означает не только увеличение браконьерства, но и банальную нехватку средств на то, чтобы просто содержать самих себя. Я объяснял нашу позицию представителю СИТЕС, делавшему презентацию. Он с пониманием отнесся к моим аргументам, сказав: «Я тоже считаю, что это не тот инструмент, который надо использовать, чтобы в природе балобанам жилось лучше». Но тем не менее, думаю, «зеленые» подхватят эту идею, и года через три, на следующей конференции стран СИТЕС, будет ясно, что смогут противопоставить этому переводу разводчики соколов. Со своей стороны мы как научный орган СИТЕС в России также будем выступать с обоснованием против такого перевода.

DSC00586 3

Возвращаясь к фестивалю, еще раз скажу, что, на мой взгляд, для соколиной охоты подобное мероприятие – огромное дело! Впечатления от него самые позитивные. В целом организация была на высшем уровне, кроме, пожалуй, заселения в отель после возвращения из пустыни. Там многие вынуждены были простоять часа два, а то и три, пока получили ключи от «квартиры». Но на общем фоне такие накладки, конечно, не в счет.

Очень интересен сам опыт организации подобных мероприятий. Грузинские сокольники в разговоре со мной сказали, что они тоже собираются организовать у себя нечто подобное в следующем году. Конечно, фестиваль такого масштаба провести нереально, но главное, по их словам, – сохранить комплексность, попытаться устроить встречу, на которой были бы и доклады, и охота. А для меня, повторюсь, самым главным на фестивале, пожалуй, была встреча с друзьями, которых не видел много лет, и знакомства с новыми интересными людьми.

DSC09479 10